Alexander Dugin lays out three scenarios for the future of Russia

Alexander Dugin lays out three scenarios for the future of Russia

Whatever you think of Eurasionist philosopher, Alexander Dugin, whose daughter Darya was recently asassinated near Moscow this is an EXTREMELY signficant article that should be studied by everyone.

I have used the machine translation because it is better than the official translation.

If it does not have you quaking in your boots there is something desperately wrong

THREE SCENARIOS FOR THE FUTURE BY ALEXANDER DUGIN

ТРИ СЦЕНАРИЯ БУДУЩЕГО ОТ АЛЕКСАНДРА ДУГИНА

Geopolitika.ru,

20 September, 2022

We – Russia and the world – are now in a state that can be brought to the following scheme. We are talking about the situation in Ukraine, which develops into the beginning of a full-fledged world war. Like any scheme, it simplifies reality, but at the same time makes it meaningful and raises it to a certain probabilistic structure. This scheme has three objective vectors of possible development of events and four versions of the subjective position. So, from the very beginning, a certain asymmetry is outlined, the meaning of which will be revealed as the description of the circuit is completed.

The objective level describes the probable logic of the unfolding of cause-and-effect chains already outlined in a specific plane of verifiable facts.

The subjective level includes the comprehension of what is happening by certain groups, among which those that make key decisions, which, in turn, in one way or another influence the events themselves, are of particular importance. 

Catastrophic (for Russia) scenario. An occupation. De-imperialization. Finis Russia

Let’s start with the worst. Let’s assume that the counter-offensive of the Armed Forces of Ukraine, and in fact NATO in the Kharkiv region and in the Donbass, is not an accidental failure in the NVO, but something more sinister. Pessimists and just critical observers (as well as participants) describe the consequences and continuation of this process in a thousand ways.

This scenario is described in detail in the official propaganda of the Ukronazis, who are already anticipating the transfer of hostilities to the Crimea, Belgorod, Kursk, Rostov, Voronezh regions and, at the limit, an attack on Moscow. He is also the pink dream of Western Russophobes and Russian liberals. In fact, this is the scenario of the end of Russia, Finis Rossiae.

This would mean not just the end of the regime, but the end of everything and everyone. And what is important – the end is not soft and somehow compensated (as, for example, in 1991), but bloody and hard. If our retreat begins (in a sense, continues), then everything will fall – both from external and internal causes.

This is an objective trend, which also corresponds to a subjective political and ideological platform – official Kyiv, the Russophobic elite of the globalists and supporters of Navalny *, Akhedzhakova and Ekho Moskvy – that is, the fifth column inside Russia, dreams of this.

The existing problems with the technical equipment of the army, with strategic miscalculations (which have already clearly made themselves felt in the previous phases of the NMD), with Russia’s dependence on foreign technologies, to which all access is now cut off, which, as it turns out, directly affects our weapons, that is in general, critically significant dependence on the West at the previous stages – can be fatal.

But if this is so, then Russia as a subject will simply disappear, and everyone will have to pay for this – both the authorities and society. Nobody will be saved. 

Apocalyptic (for everyone) scenario. End of story. Destruction of mankind

The second scenario is a nuclear apocalypse. It is quite possible if Moscow, starting to seriously lose (the first scenario), decides to use nuclear weapons. What people think about it today is obvious. The thesis “nuclear powers don’t lose wars” is just about this topic. This also includes the president’s words about those who “will die and who will go to heaven,” or that “there will be no world without Russia.”

Probably? Yes, probably. Does anyone in Russia consider this possibility? Undoubtedly. That is, again there is an objective chain of events that can lead to this, and there are also subjective forces that take into account such a turn. Ready for it.

In other words, there are both objective prerequisites for such a turn of events and forces capable of making appropriate decisions.

Putin said that his enemies would not wait for his voluntary surrender, referring to the example of Salvador Allende, who fought with a machine gun in his hands to the last. But the difference is that Allende didn’t have a nuclear button. He could only sacrifice himself and a couple of enemies.

Everything can start right now. The shelling of the Zaporizhzhya NPP by the Armed Forces of Ukraine will achieve its goal. This will be tantamount to a targeted nuclear strike on Russian territory – after all, the weapons are Western, and Western instructors are engaged in reconnaissance and guidance. The answer will no longer be in Ukraine, but in the real decision-making center, which is located significantly to the west.

But Russia can resort to nuclear weapons in other situations as well. Since for Russia – both for the state and for the people – losing the war will mean total annihilation, and not just a severe, but still bearable defeat that can be survived, the nuclear scenario cannot be discounted. The West clearly underestimates its probability, believing that we are talking about a bluff. It is better not to reach the line when the cards are discarded. 

Patriotically victorious (for Russia and supporters of a multipolar world) scenario. Holy war 

The third scenario is the most important. And the only saving one.

revolution is taking place in Russia from above . Putin, who has already broken with the West, turns this total and irreversible break into an ideology , into a course, into a strategy and the only guideline of being. All compromises are abolished, Russia is openly becoming a people’s Empire with a pronounced religious and socially oriented (anti-capitalist) idea. Liberalism and Westernism are outlawed. Sabotage, theft, laziness and corruption are burned out with a red-hot iron according to the laws of war.

The state and the people regroup and turn the NWO into a people’s holy war . To be or not to be.

Can the situation turn around like that objectively? Of course. Many events, processes and objective factors – including a healthy and decisive reaction to previous failures and especially to the events in the Kharkiv region – are leading in this direction.

Does such a scenario have a subject? Undoubtedly. First of all – the people themselves, society, the patriotic majority, the people of the front, as well as a significant part of the ruling class. Yes, the higher you go, the fewer such people are, but the ruling class is also not something homogeneous.

Society is ready for this. This is the position taken by almost all involved in the war in one way or another.

Everything is heading towards this, and it is obvious to everyone that, first of all, mobilization and the ideology of Victory are necessary. End of compromise.

Among the officials – if we take all together – patriots, perhaps, the majority. Among the people, this is actually everything, except for agents of influence and pathological exceptions (there are freaks everywhere).

If such a people’s patriotic revolution takes place from above, mobilization takes place by itself, and Russia enters the last battle for the outcome of world history. Actually, the Orthodox elders, Russian philosophers and our heroic ancestors saw the future in this way: the moment will come when the Russians will rise against the world’s evil, against the Antichrist and fulfill their mission of the Restrainer . In the Soviet era, this scenario had a slightly different version, but the essence was the same – the fight against the West in the name of saving humanity and a fair bright future.

Such a moment has come .

The main thing in this scenario is the rapid interruption of any dependence on the West: ideological, technological, psychological, economic, cultural. It was this  dependence that paralyzed us at a critical moment. It turned out that the West holds the keys to many vital areas of our life – informational, technological, cultural, financial. Yes, we have an important trump card in the issue of natural resources, but we used Western ideology, technology and methodology. Resource hardware is important. But the ideological and technological software is still more important.

The people’s revolution from above is called upon to dismantle the inner West as soon as possible, both in the form of residual liberalism and in all other codes.

It is not simple. But if this is not done, then see the two previous scenarios.

The status quo as an empty and meaningless illusion

Now there remains only one direction, which exists as a subjective position, but does not rely on any objective reality – because such a reality simply does not exist.

This is the mental state of the “status quo” party, or “collective Rublyovka”. This category includes those high-ranking officials and businessmen who – for unknown reasons – continue to believe that the world before February 24, 2022 and the world after February 24, 2022 are basically the same . And nothing – neither reports from the fronts, nor terrorist attacks in the rear, nor ongoing tectonic changes in the world order – convince them otherwise. They, as before, fight for their positions, promote their henchmen to power, beat off competitors, monitor the preservation of what they have, that is, they live as if nothing had happened , simply reactively adapting to the situation.

Among the people, they are considered the “party of betrayal”, “plum”. But this is a mistake. They can neither betray nor merge anything. They are not the authorities and not the people, and no one from the other side – from the West or from Kyiv – will negotiate with them. We have already passed this point.

The NWO sharply sharpened all the existing contradictions. A unipolar world cannot coexist alongside a multipolar one Or rather, one can no longer assume that the world is “unipolar” and the other that it is “multipolar.” If Russia (as, indeed, China) seriously understands its sovereignty, it must be proved in the war . And nothing else. And this war must be won. We will win – that’s when the multipolar. And if not… Then Russia will no longer exist in any capacity. It is simply impossible to return to the 90s or to the era before February 24, 2022 . For nobody.

Three scenarios are possible. Fourth – no. It exists only as a tribute to inertia, that is, it exists in consciousness, but not in being .

Of course, at the top of the political elite in Russia, many occupy this, the fourth position. Like, “somehow everything will work itself out.” And this causes the just wrath of the patriots. But if we take into account that there is no such scenario in practice, then we can not waste efforts on this. Surrender was possible in the 90s. She took place. Compromises – before the start of the NWO. They could be and were. For example, the adoption by Moscow of the rules of the global West in the division of labor and integration, the Minsk agreements, etc.

That’s it. It remains only to be or not to be . “Collective Rublyovka” no longer exists. Villas are standing, guards are guarding, expensive cars are moving in space. Days of the city are held, concerts are arranged. Even Skolkovo is functioning, and some regular crooks, relying on deranged oligarchs, are eager to join the leadership of the Russian Academy of Sciences. But this is already a chimera, a mirage. To be or not to be abolishes the very possibility of flickering – “either there is, or not not”, “either Russia is sovereign, or it is part of the West.”

If Russia exists, then it is completely different . Popular and mobilized, fighting at all levels – spiritual, ideological, technical, economic, frontal – not for life, but for death with an absolute enemy . Either it does not exist – as a colony dismembered and occupied by NATO and Ukrainian Nazis, or as a post-apocalyptic desert (see the first and second scenarios).

There are only three objective scenarios for the development of events, and only those who understand this at the level of the subject and choose one of them are taken into account, that is, they truly live and make responsible decisions for their own destiny, for the destiny of the country, the people and humanity. Only they mean something on the scales of history.

And there is simply no more betrayal of the party, since the time for concessions and compromises has passed. This is phantom pain. Either we or us. Everything.

Here is the original article

ТРИ СЦЕНАРИЯ БУДУЩЕГО ОТ АЛЕКСАНДРА ДУГИНА

Мы – Россия и мир – пребываем сейчас в состоянии, которое можно привести к следующей схеме. Речь идёт о ситуации на Украине, которая перерастает в начало полноценной мировой войны. Как и любая схема, она упрощает реальность, но в то же время делает её осмысленной и возводит к определённой вероятностной структуре. Эта схема имеет три объективных вектора возможного развития событий и четыре версии субъективной позиции. Так, уже с самого начала намечена некоторая асимметрия, значение которой откроется по мере описания схемы.

Объективный уровень описывает вероятную логику развёртывания причинно-следственных цепочек, уже намеченных в конкретной плоскости верифицируемых фактов.

Субъективный уровень включает в себя осмысление происходящего теми или иными группами, среди которых особое значение имеют те, что принимают ключевые решения, которые, в свою очередь, так или иначе влияют на сами события. 

Катастрофический (для России) сценарий. Оккупация. Деимпериализация. Finis Rossiae

Начнём с самого плохого. Допустим, что контрнаступление ВСУ, а по сути НАТО на Харьковщине и в Донбассе – не случайный сбой в СВО, а нечто более зловещее. Пессимисты и просто критически мыслящие наблюдатели (равно как и участники) расписывают последствия и продолжение этого процесса на тысячу ладов.

Этот сценарий подробно описан в официальной пропаганде укронацистов, уже предвкушающих перенос военных действий в Крым, в Белгородскую, Курскую, Ростовскую, Воронежскую области и – в пределе – наступление на Москву. Он же – розовая мечта западных русофобов и российских либералов. По сути, это сценарий конца России, Finis Rossiae.

Это означало бы не просто конец режима, но конец всего и всех. И что важно – конец не мягкий и чем-то компенсированный (как, например, в 1991 году), а кровавый и жёсткий. Если начнётся (в каком-то смысле продолжится) наше отступление, то падет всё – как от внешних, так и от внутренних причин.

Это объективный тренд, которому соответствует и субъективная политико-идеологическая платформа – об этом мечтает официальный Киев, русофобская верхушка глобалистов и сторонники Навального*, Ахеджаковой и “Эха Москвы” – то есть пятая колонна внутри России.

Имеющиеся проблемы с техническим оснащением армии, со стратегическими просчётами (уже явно давшими о себе знать на предыдущих фазах СВО), с зависимостью России от зарубежных технологий, к которым сейчас оборван всякий доступ, что, как выясняется, сказывается напрямую на нашем вооружении, то есть в целом критически значимая зависимость от Запада на прежних этапах – могут оказаться фатальными.

Но если это так, то Россия как субъект просто исчезнет, и за это придётся расплачиваться всем – как власти, так и обществу. Никто не спасётся. 

Апокалиптический (для всех) сценарий. Конец истории. Уничтожение человечества

Второй сценарий – ядерный апокалипсис. Он вполне возможен, если Москва, начав всерьёз проигрывать (первый сценарий), решится на применение ядерного оружия. То, что об этом сегодня думают, очевидно. Тезис “ядерные державы войны не проигрывают” – как раз на эту тему. Сюда же и слова президента о тех, кто “сдохнет, а кто попадет в рай”, или о том, что “мира без России не будет”.

Вероятно? Да, вероятно. Кто-то в России учитывает такую возможность? Безусловно. То есть снова есть объективная цепочка событий, которая может к этому привести, а есть и субъективные силы, учитывающие такой поворот. Готовые к нему.

Иными словами, существуют как объективные предпосылки к такому повороту событий, так и силы, способные принять соответствующие решения.

Путин говорил, что его враги не дождутся его добровольной капитуляции, ссылаясь на пример Сальвадора Альенде, бившегося с автоматом в руках до последнего. Но разница в том, что у Альенде не было ядерной кнопки. Он мог принести в жертву только себя и пару-тройку врагов.

Всё может начаться прямо сейчас. Обстрелы Запорожской АЭС ВСУ достигнут своей цели. Это будет равнозначно целенаправленному ядерному удару по российской территории – ведь оружие западное, и западные инструкторы занимаются разведкой и наведением. Ответ придётся уже не по Украине, а по настоящему центру принятия решений, который находится существенно западнее.

Но к ядерному оружию Россия может прибегнуть и в иных ситуациях. Так как для России – и для государства, и для народа – проигрыш в войне будет означать тотальную аннигиляцию, а не просто суровое, но всё же выносимое поражение, которое можно и пережить, то ядерный сценарий нельзя сбрасывать со счетов. Его вероятность Запад явно недооценивает, полагая, что речь идёт о блефе. Лучше не доходить до черты, когда карты будут сброшены. 

Патриотически-победный (для России и сторонников многополярного мира) сценарий. Священная война 

Третий сценарий – самый важный. И единственно спасительный.

В России происходит революция сверху. Путин, уже порвавший с Западом, превращает этот тотальный и необратимый разрыв в идеологию, в курс, в стратегию и единственный ориентир бытия. Все компромиссы упраздняются, Россия открыто становится народной Империей с ярко выраженной религиозной и социально ориентированной (антикапиталистической) идеей. Либерализм и западничество ставятся вне закона. Саботаж, воровство, лень и коррупция выжигаются калёным железом по законам военного времени.

Государство и народ перегруппировываются и переводят СВО в народную священную войну. Быть или не быть.

Может так повернуться ситуация объективно? Конечно. Многие события, процессы и объективные факторы – в том числе здоровая и решительная реакция на предыдущие провалы и особенно на события на Харьковщине – ведут именно в этом направлении.

Есть у такого сценария субъект? Безусловно. Прежде всего – сам народ, общество, патриотическое большинство, люди фронта, а также значительная часть правящего класса. Да, чем выше, тем таких меньше, но правящий класс – это тоже не нечто однородное.

Общество готово к этому вполне. Именно такую позицию занимают и практически все так или иначе вовлечённые в войну.

К этому всё и идет, и всем очевидно, что прежде всего необходима мобилизация и идеология Победы. Конец компромиссов.

Среди чиновников – если брать всех вместе – патриотов, пожалуй, большинство. В народе – это фактически все, кроме агентов влияния и патологических исключений (уроды есть везде).

Если такая народно-патриотическая революция сверху происходит, мобилизация совершается сама собой, и Россия вступает в последний бой за исход мировой истории. Собственно, православные старцы, русские философы и наши героические предки так и видели будущее: придёт момент, когда русские поднимутся против мирового зла, против Антихриста и исполнят свою миссию Удерживающего. В советскую эпоху у этого сценария была несколько иная редакция, но та же суть – борьба с Западом во имя спасения человечества и справедливого светлого будущего.

Такой момент пришёл.

Главное в этом сценарии – стремительное прерывание всякой зависимости от Запада: идейной, технологической, психологической, экономической, культурной. Именно эта зависимость и парализовала нас в критический момент. Оказалось, что на Западе хранятся ключи к многим жизненно важным сферам нашей жизни – информационным, технологическим, культурным, финансовым. Да, у нас есть важный козырь в вопросе природных ресурсов, но идеологией, технологией и методологией мы пользовались именно западной. Ресурсный hardware важен. Но идейный и технологический software всё же важнее.

Народная революция сверху призвана в кратчайшие сроки демонтировать внутренний Запад – как в форме остаточного либерализма, так и во всех остальных кодах.

Это непросто. Но если этого не сделать, то смотри два предыдущих сценария.

Статус-кво как пустая и ничего не значащая иллюзия

Теперь остаётся только одно направление, которое имеется как субъективная позиция, но не опирается ни на какую объективную реальность – поскольку такой реальности просто нет.

Это ментальное состояние партии “статус-кво”, или “коллективной Рублёвки”. К этой категории относятся те высокопоставленные чиновники и бизнесмены, которые – по никому не ведомым соображениям – продолжают считать, что мир до 24 февраля 2022 года и мир после 24 февраля 2022 года – в принципе одно и то же. И ничто – ни сводки с фронтов, ни теракты в тылу, ни идущие тектонические изменения миропорядка – их не убеждают в противном. Они, как и прежде, бьются за свои позиции, продвигают своих ставленников во власть, отбивают конкурентов, следят за сохранением того, что есть, то есть живут как ни в чём не бывало, просто реактивно адаптируясь к ситуации.

В народе таких считают “партией предательства”, “слива”. Но это ошибка. Они ничего ни предать, ни слить не могут. Они – не власть и не народ, и никто с ними с той стороны – с Запада или из Киева – договариваться не будет. Этот момент мы уже проехали.

СВО слишком резко заострила все существующие противоречия. Однополярный мир не может сосуществовать наряду с многополярнымВернее, больше нельзя одним считать, что мир “однополярный”, а другим, что он “многополярный”. Если Россия (как, впрочем, и Китай) всерьёз понимает свой суверенитет, это надо доказать в войне. И никак иначе. И в этой войне надо победить. Победим – вот тогда и многополярный. А если нет… То России уже не будет ни в каком качестве. Вернуться к 90-м или к эпохе до 24 февраля 2022 года просто невозможно. Ни для кого.

Три сценария возможны. Четвёртый – нет. Он есть лишь как дань инерции, то есть существует в сознании, но не в бытии.

Конечно, в верхах политической элиты России многие занимают именно эту, четвёртую позицию. Мол, “как-нибудь всё само устроится”. И это вызывает справедливый гнев патриотов. Но если учесть, что такого сценария на практике нет, то можно не тратить на это усилия. Капитуляция была возможной в 90-е годы. Она и состоялась. Компромиссы – до начала СВО. Они могли быть и были. Например, принятие Москвой правил глобального Запада в разделении труда и интеграции, Минские соглашения и т. д.

Теперь всё. Осталось только быть или не быть. “Коллективная Рублёвка” уже не существует. Виллы стоят, охрана охраняет, дорогие машины перемещаются в пространстве. Дни города проводятся, концерты устраиваются. Даже Сколково функционирует, а какие-то очередные проходимцы, опираясь на невменяемых олигархов, рвутся в руководство РАН. Но это уже химера, мираж. Быть или не быть упраздняет саму возможность мерцания – “то ли есть, то не нет”, “то ли Россия суверенна, то ли она часть Запада”.

Если Россия есть, то она уже совершенно другая. Народная и мобилизованная, воюющая на всех уровнях – духовном, идейном, техническом, экономическом, фронтальном – не на жизнь, а на смерть с абсолютным врагом. Либо её нет – как расчленённой и оккупированной НАТО и украинскими нацистами колонии или как постапокалиптической пустыни (смотри первый и второй сценарии).

Есть только три объективных сценария развития событий, и только те, кто на уровне субъекта это понимает и выбирает какой-то один из них, те и берутся в расчёт, то есть истинно живут и ответственно принимают решения за свою судьбу, за судьбу страны, народа и человечества. Только они и значат что-то на весах истории.

А партии предательства больше просто нет, так как время уступок и компромиссов прошло. Это фантомная боль. Либо мы, либо нас. Всё.

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Wordpress Social Share Plugin powered by Ultimatelysocial
RSS